суббота, 5 мая 2018 г.

Идеальный мир: Вклад Карла Маркса в историю нашего общества

30 апреля 2018 года, в преддверии дня рождения Карла Маркса, автор The New York Times Джейсон Баркер (Jason Barker) написал статью об этом мыслителе. Вчера я перенервничал по какой-то причине, и что-то внутри подсказало мне перевести её.

С днём рождения, Карл Маркс! Вы были правы!

5 мая 1818 года в городе Трир в южной Германии, в известной своими виноделами Мозельской долине, родился Карл Маркс. Тогда Трир был в десять раз меньше, чем сегодня, а его популяция составляла около двенадцати тысяч человек. По словам биографа Юргена Неффе, это один из тех городов, «средний житель которых не знает каждого человека в лицо, однако ему многое известно об окружающих».
Энтузиазм и интеллект Маркса вывели его далеко за пределы этой «провинции». Радикальных мыслителей, чьи взгляды он не оспаривал и не поддерживал, почти не было. Он знал и своих соотечественников Вильгельма Вейтлинга с Бруно Бауэром, и «буржуазного социалиста» (как Маркс и Энгельс назвали его в своём «Манифесте Коммунистической партии») Пьера-Жозефа Прудона, и российского анархиста Михаила Бакунина.
В 1837 году Маркс отказался от юридической карьеры, нарушив планы его отца-адвоката, и начал изучать умозрительную философию Георга Вильгельма Фридриха Гегеля в Берлинском университете. Многим покажется, что с этого и начались неприятности. Прусское правительство тогда было глубоко консервативным, а потому не одобряло столь революционные взгляды (Гегель призывал к образованию рационального либерального государства). К началу следующего десятилетия Марксу отказали в должности профессора университета.
Философия иногда представляет опасность, и его знакомство с Гегелем — лучшее тому подтверждение. Сначала причудливое мировоззрение этого мыслителя вызвало у Маркса негодование, однако вскоре он принял его веру и тем самым обрёл своё счастье. В письме отцу в ноябре 1837 года он признался: «Мне хотелось обнять каждого человека на улице».
Вопрос по случаю дня рождения мыслителя: какие уроки можно извлечь из его опасного, но волнующего пути философа? Какой вклад Маркса остаётся важным до сих пор?
О его наследии, судя по всему, никто не забыл. С самого начала тысячелетия люди написали множество научных и биографических книг, в которых восхваляются взгляды Маркса на капитализм и подчёркивается актуальность его идеологии в наш век неолиберализма.
В 2002 году я присутствовал на лондонской конференции, во время которой французский философ Ален Бадью объявил Маркса философом среднего класса. Что он хотел этим сказать? По его мнению, как мне показалось, все образованные либералы согласны с базовым тезисом Маркса, что капитализм есть строй, когда правящее меньшинство получает прибыль с труда представителей рабочего класса. Даже либеральные экономисты вроде Нуриэля Рубини отмечают правдивость высказывания Маркса о тенденции этой системы к саморазрушению.
Здесь взгляды людей резко расходятся. Хотя многие не отрицают этот «недуг», на вопрос, как «излечить» капитализм от него, каждый отвечает по-своему. Вот тут-то и дают о себе знать оригинальность и важность Маркса как философа.
Для начала уточню: он не придумал заклинание для моментального решения глубоких социальных и экономических противоречий капитализма (согласно исследованию «Оксфам», 82% денег, заработанных людьми в 2017 году, перешли лишь к самым богатым, то есть к 1% населения Земли). Однако с помощью своего уникального материалистического мировоззрения он смог доказать, что единственной влиятельной системой данный строй не является.
В «Манифесте Коммунистической партии» Маркс и Энгельс написали: «Буржуазия осквернила многие ранее престижные должности, сделала врачей, адвокатов, священников, поэтов и учёных своими рабами».
Маркс не сомневался: капитализм приведёт к обнищанию этих людей, причём очень скоро. Например, непрерывно возрастающая роль искусственного интеллекта в медицине и хирургии подтверждает высказывание из «Манифеста» о том, что технология ускорит «разделение труда», то есть его деквалификацию.
Чтобы лучше понять, как он смог внести столь значительный — я бы даже сказал, самый впечатляющий в истории, — вклад в наши жизни, стоит рассмотреть его отношение к Гегелю. Что же в трудах этого мыслителя так заинтересовало Маркса? Как он сообщил своему отцу, Гегель, чья «система» состоит из отрицаний и противоречий, не сразу расположил его к себе.
Маркс заметил, что Иммануил Кант и Иоганн Готлиб Фихте, идеализм которых пользовался необычайной популярностью в начале девятнадцатого века, подчёркивали важность самого процесса мышления. Они считали, что любое событие можно спрогнозировать с помощью интеллекта и логики. Маркс с ними не согласился. Как бы иронично это ни звучало, он считал наоборот, что мышление зависит от состояния материального мира. Как он написал в своём письме: «Если раньше боги жили на небесах, то теперь они стали „центром Земли“».
Идея, что Бог — или «боги», — живёт (живут) среди людей или даже «в» них, стара как мир. Новаторский подход Маркса заключается в отказе от идеализации Бога и любой другой «высшей» власти. Гегель остановился на высказываниях в пользу рационального либерального государства. Маркс пошёл дальше: он объявил, что, раз боги перестали быть идеалом, в государстве как таковом более нет нужды.
В последствии идея общества, в котором нет классов и гражданства, стала центральной в представлениях Маркса и Энгельса о коммунизме. Она объясняет сложную историю так называемых коммунистических государств, возникших в двадцатом веке. Хотя из их краха можно усвоить ещё очень много уроков, его важность для философии, мягко говоря, остаётся под вопросом.
Главная составляющая интеллектуального наследия Маркса — это не столько идея, сколько оценка. В его центре стоит то, что мыслитель в 1843 году назвал «безжалостной критикой всего сущего, причём безжалостной в том смысле, что высказывающий её не боится ни последствий своих слов, ни действующей власти». В 1845 году он написал: «Философы лишь интерпретировали мир. Наша цель — изменить его».
Расовые и сексуальные притеснения стали частью классовой эксплуатации. Движения за социальную справедливость вроде Black Lives Matter и #MeToo переняли свой бескомпромиссный подход к так называемым «вечным истинам» мира у Маркса. Как и он, активисты осознают, что правящая идеология зависит от главенствующего класса и что для истинной революции её необходимо свергнуть.
Нам постоянно говорят, что повлиять на общество люди могут, в первую очередь изменив самих себя. Но просвящения и рационального мышления мало, поскольку рамки допустимого сильно зависят от мужских привилегий, социальных иерархий и даже наших собственных формулировок. Изменить эти стандарты означает изменить самую основу общества.
Маркс сказал: «Социальный строй не падёт, пока все средства производства, для развития которых он необходим, не созреют. Новые производственные отношения не заменят старые до тех пор, пока в прежнем обществе не возникнут подходящие материальные условия для их существования».
Переход к новому обществу, в котором ценность личности определяют её отношения с другими людьми, а не капитальные связи, — задача не из лёгких. Повторюсь, Маркс не нашёл способа, подходящего всем, однако он создал эффективную программу, призванную выявить необходимые перемены. По этой самой причине мы продолжаем цитировать его и испытывать его идеи, и мы не остановимся, пока общество, которое он пытался создать и которого многие из нас желают, не станет реальностью.

Комментариев нет:

Отправить комментарий