среда, 24 июля 2019 г.

Никто не застрахован от критики: бразильский студент о прогрессе

Второго июля 2019 года мой друг RandomNumbers5902672 написал статью, в которой осудил слепое поклонение прогрессу. Она заинтересовала мне настолько, что я решил её перевести.

Никто не застрахован от критики

«Да, компании-производители кнутов для наездников и рабочие-профессионалы в этой сфере пострадали, когда появились автомобили. На что я отвечаю: „Нет причин для паники. А если и есть, то незначительные“».«Есть способ соблюсти критерий Калдора-Хикса. Способ, при котором общество пойдёт по лучшему, более либеральному пути, при котором изменится его (общества) суть. Как утверждают экономисты Джон Харсаньи, Джеймс Бьюкенен и Гордон Таллок — а также интересовавшийся экономикой философ Джон Ролз — главный вопрос в том, в каком обществе вы предпочли бы родиться, не зная, какое место вы в нём займёте. Можете выбрать мир гарантированных рабочих мест, где бюрократы решают, кто получит доступ к немногочисленным субсидиям; журналисты уделяют всё своё внимание „неудачникам“, а не „победителям“; а в экономике, как в Южной Африке, царят застой и молодёжная безработица. Или можете выбрать мир гибких законов, где отдельный рабочий вправе сам решать свою судьбу, журналисты хотя бы немного разбираются в экономике, а экономический прогресс идёт во благо самых бедных из нас».
—Выдержки из эссе, которое прочитал RandomNumbers5902672

Просто класс. Как бы я ни уворачивался, мне всё равно попадается подобный бред. 12 лет. Я изучаю экономику уже 12 лет, но по-прежнему обязан иметь дело вот с этим. Знаете, каково это, вложить в образование годы своей жизни, а потом выяснить, что большинство пройденного тобой материала — мусор?
Именно так я себя сейчас и чувствую. Мне нравилась экономистка, написавшая это. Нравилась за свои эссе о риториках. Да, в последнее время она чересчур увлеклась неолиберализмом (она также называет себя постмодернисткой, прогрессивно мыслящей, христианкой и много кем ещё), но данная работа откровенно шокировала меня.
Всё эссе она жалуется, что авторы левого толка уделяют внимание исключительно ущемлённым и «жертвам» экономического прогресса, а потому им нет дела до преуспевающих. Вот уж кого раздражает, что не победители пишут историю. Как историк идей, я понимаю ошибочность фразы. Историю пишут люди. Тем не менее такого я никак не ожидал.

Её аргумент нуждается в подтексте с выводом, что у людей нет права жаловаться, ведь с 19-го века уровень жизни вырос на целых 3000%. Очень похоже на сценарии, где отец избивает своих жену и детей, а потом ещё и кричит им, чтобы не переживали за своё будущее. Да, тебя уволили, поскольку робот лучше выполняет твою работу, но это нормально, ведь в долгосрочной перспективе ты станешь богаче.
Почему бы такому человеку не выйти на улицу и не сказать первому попавшемуся бездомному, что тот «богаче вавилонского царя»? Чем это закончится? С экономической точки зрения он окажется прав, однако ему следует посмотреть в глаза бездомных, произнося это.
На прошлой неделе, сидя в кресле самолёта, я пытался смотреть документальный фильм канала National Geographic о возможной жизни на Земле через миллион лет. Не осилил из-за его посыла, что надо принять всё, как есть. Мы должны верить: любой технический и экономический прогресс во благо, трансгуманизм — это хорошо, и выступать против них — значит препятствовать лучшему будущему. Разве нас не учат относиться ко всему скептически? Почему же нельзя сомневаться и здесь?
Однако таков недуг либерализма и либертарианства в целом. Я был преданным австрийской школе либертарианцем, пока не прочитал «Великую трансформацию» Карла Поланьи. Он совершенно прав насчёт либералов. На деле им непонятна концепция свободы, а потому они, как правило, должны выступать против неё, чтобы выжить и сохранить общество («[Доктрина] laissez-faire была спланирована, планирование — нет»). Дальнейшее изучение теории предпринимательства помогло мне усвоить, как мало либертарианцев заботят «неудачники».
Теория предпринимательства Кирцнера хороша, но лишь для предпринимателей. К наёмным работникам относятся как к входным данным, к значению величины L (от «labor», то есть «труд») в производственной функции. От них требуется лишь молча получать деньги. У них нет права жаловаться — они должны сделать дело и жить дальше. Экономической свободе здесь угрожает не какой-нибудь радужноволосый выпускник либерального колледжа, а рабочий, знающий суть дела. Человек, работающий на того или иного предпринимателя, знакомый с существующим неравенством сил и чётко осознающий: не будь у него «предохранительной сетки», завоёванной в многолетних юридических битвах, он бы жил в страхе перед растущими счетами. Понятно, почему либертарианцы так стремятся заменить рабочих роботами — последние не могут жаловаться или требовать себе права.
Забавно, но подобную точку зрения поддерживал сам Адам Смит. Он тоже говорил, что «жертвы» экономического прогресса должны довольствоваться своей долей. Знаете, кто первым заметил, насколько это ужасно? Эдмунд чёртов Берк! Да, именно сноб-родоначальник консерватизма предупредил Адама Смита о разрушительной силе прогресса и его способности отдалять людей друг от друга. И Смит к нему не прислушался.

Я — христианин, однако подростком не мог понять первые три стиха 13-ой главы Первого послания Павла к Коринфянам.
«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы».
Тогда я не понял, как можно создавать прекрасное и при этом не испытывать ни любви, ни надежды. В колледже до меня дошло: человек способен подарить народу что-то великое — даже священное — без каких либо ощущений. В экономике такое сплошь и рядом: люди активно обсуждают, что нужно бедным, хотя ни разу в жизни с ними не сталкивались. Ещё они разрабатывают планы развития для стран, о ситуации в которых даже не слышали (в своё время ходил слух, что в 80-х у Всемирного банка был «шаблон» для таких планов и что вам нужно было лишь вставить туда название страны). До меня дошёл смысл тех трёх стихов, и именно поэтому я вижу в этом эссе очередной пример такого подхода.
Иногда я чувствую себя пророком Ионой в последней главе его книги. Иногда мне хочется, чтобы Господь взял и уничтожил этот никчемный мир, хотя я и понимаю, что ошибаюсь. Знаю, написавшая данное эссе экономистка считает себя христианкой, и я не вправе судить её, поскольку не знаком с её душой. Тем не менее я хочу спросить её, что она понимает под христианством.
Я не считаю, что прогресс нельзя подвергать критике. Честно говоря, предприниматели вроде Илона Маска хотят, чтобы мы отказались от критического мышления и просто приняли их дары. Наше ненасытное желание бездумно потреблять, передача наших обязанностей в чужие руки — вот что вызвало глобальный экологический кризис. Мы живём в обществе «игрушек» — вещей, которые облегчают нам жизнь. Но какой ценой? В то же время некоторые из них — авиакомпании, связывающие различные страны, или интернет, где я познакомился с классными людьми — по-своему прекрасны. Конечно, не стоит постоянно думать об этом, а то так и до депрессии недалеко.
Во время одного интервью социолог Бруно Латур сказал следующее: «Но европейцы, уроженцы Запада, до сих пор жили в прямом смысле слова в утопии. Мы думали, она будет развиваться вечно. Но наша мечта о бесконечной модернизации планеты не сбылась. У неё не было реальных оснований». Нас всех ждёт большое разочарование. Тем не менее люди вроде этой экономистки до сих пор верят в мир бесконечных возможностей, где правит человеческая изобретательность, а «жертвы» прогресса сами виноваты в том, что с ними стало.
Не хочу показаться луддитом, но, раз никто другой не хочет, им буду я. С другой стороны, меня пугает одно — что во время конца света, «по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь» (Евангелие от Матфея, глава 24-я, стих 12-й). Приверженцы Ранней апостольской церкви свято верили в близость конца света, и сегодня они могут оказаться правы. В конце концов, сегодня на Земле живёт более семи миллиардов людей, и эта цифра огорчает меня. Неужели моя собственная любовь уже охладела?

воскресенье, 5 мая 2019 г.

Bullet For My Valentine - Одна (Alone)

Работа началась 21 февраля 2019 года и закончилась сегодня. Угрохал на часть перед припевом несколько часов, а всё от того, что я забыл урок одного пока неопубликованного перевода. У меня возникла проблема со словом «table» (стол). Слушаю песню, и звучит так, будто между «tab» и «le» есть ещё один звук, ещё одна гласная. Мне объяснили, что это нормально, и это значительно упростило перевод.

Есть!

Больше не стану нападки терпеть!
Общаясь с тобой, я хочу умереть!
Твоё безразличие бьёт по мозгам!
Рискни самым ценным,
Но знай, что я не сдам (сдам)

Мой звёздный час пришёл!
Я возьму своё!
Ведь зло всегда вернётся, да, вернётся злом!

Твой мир (мир!) — извращенье!
Не жди (жди!) отпущенья!
Нету сердца за стеной,
Так что гнить тебе одной!

Страданьям твоим пусть не будет конца!
Пусть гордость твоя станет паром свинца!
Каждый твой промах войдёт тебе в гроб,
Тело сгниёт, и да примет его
Земля!

Твой горький час пришёл!
Ты пожнёшь своё!
Ведь зло всегда вернётся, да, вернётся злом!

Твой мир (мир!) — извращенье!
Не жди (жди!) отпущенья!
Нету сердца за стеной,
Так что гнить тебе одной!
Твой мир (мир!) — извращенье!
Не жди (жди!) отпущенья! (отпущенья...)
Нету сердца за стеной,
Так что гнить тебе одной!

Оооо-о-о-о!
Оооо-о-о-о!
Оооо-о-о-о!
Оооо-о-о-о!
Оооо-о-о-о!
Оооо-о-о-о!
Оооо-о-о-о!
Оооо-о-о-о!
Ну!

(Гитарное соло)

Твой горький час пришёл!
Ты пожнёшь своё!
Ведь зло всегда вернётся, да, вернётся злом!

Твой мир (мир!) — извращенье!
Не жди (жди!) отпущенья! (отпущенья...)
Нету сердца за стеной,
Так что гнить тебе одной!
Твой мир (мир!) — извращенье!
Не жди (жди!) отпущенья! (отпущенья...)
Нету сердца за стеной,
Так что гнить тебе одной!

Оооо-о-о-о!
Так что гнить тебе одной!
Оооо-о-о-о!
И гнить тебе одной!
Твой горький час пришёл... (Твой горький час пришёл...)
Твой горький час пришёл...

воскресенье, 28 октября 2018 г.

Flood - Шлюпка (Rowboat)

Летом 2017 года узнал об этой злобной песенке, послушав кавер от Coal Chamber. В оригинале её написала и исполнила в 1997 году малоизвестная рок-группа Flood. Кавер отличается дополнительным ворчанием ближе к концу.

Отличие моего перевода от перевода SKINNY в том, что мой — эквиритмичный, то есть этот текст реально можно петь.

Мысли о любви
Словно дым из труб
Вдохну твои духи,
И я труп...

Мотыльков полон рот...
Мотыльков полон рот...
Мотыльков полон рот...
Так душно...

Вали с моей шлюпки!
Вали с моей шлюпки!
Вали с моей шлюпки!
Вали с моей шлюпки!

Сдался в рабство
Ради удовольствий.
З-з-з-з-заикаться стал...
Я в твоей власти...

Клещи твоих губ...
Клещи твоих губ...
Клещи твоих губ...
Ты так прекрасна!

(Ааа!) Вали с моей шлюпки!
(Ааа!) Вали с моей шлюпки!
(Ааа!) Вали с моей шлюпки!
(Ааа!) Вали с моей шлюпки!
(Ааа!) Вали с моей шлюпки!
(Ааа!) Вали с моей шлюпки!
(Ааа!) Вали с моей шлюпки!
(Ааа!) Вали с моей шлюпки!

(Инструменты)

(Вопль)

(Ааа!) Вали с моей шлюпки!
(Ааа!) Вали с моей шлюпки!
(Ааа!) Вали с моей шлюпки!
(Ааа!) Вали с моей шлюпки!
(Ааа!) Вали с моей шлюпки!
(Ааа!) Вали с моей шлюпки!
(Ааа!) Вали с моей шлюпки!
(Ааа!) Вали с моей шлюпки!

четверг, 30 августа 2018 г.

Да здравствует Маркс: миллениал о бесполезности насильственного труда

27 июня 2018 года пользователь портала Medium Punished «Estrus» Flask написал материал о негативных аспектах капитализма и «обязательной» работы, а также объяснил, как можно улучшить мир. Материал настолько заинтересовал меня, что я решил его перевести.

Да здравствует Маркс

Что такое работа? Чем нам на самом деле стоит заниматься? Кто должен трудиться, а кто — нет? Стоит ли считать анархистов бездельниками?
Я задаюсь этими вопросами с того самого момента, как меня лишили доступа к «Американской программе льготной покупки продуктов» (SNAP) за нарушение тридцатичасовой трудовой недели. Именно столько мне приходится работать за гроши, которые правительство кое-как согласилось выплачивать.
Естественно, стоит мне куда-либо устроиться, оно будет давать ещё меньше. И это при том, что зарплата в большинстве американских компаний ниже прожиточного минимума. Где бы я ни решил работать, мне придётся молить правительство о дополнительном доходе, и даже тогда я не смогу переселиться подальше от своих родителей. Многие под опекой Бэби-Бумеров и представителей поколения X знают, как тяжело жить с ними. Даже те из них, кто не требует платы за проживание, утомляют нас эмоционально.

Часть первая: Мой опыт

Причин, по которым мне так сложно найти работу, достаточно. Моё образование чуть выше среднего, автомобиля у меня нет, и живу я в местности, очень отдалённо напоминающей пригород. А ещё у меня проблемы с нервами. За прошедшие тридцать лет своей жизни я работал в трёх местах, и везде мне пришлось не сладко.
Первая работа
Сначала я продавал мороженое посетителям парка развлечений в Вирджинии. Жара и влажность вынуждали меня время от времени «красть» товар.
Вторая работа
Потом я устроился в заведение общепита, и в этот раз работал в коллективе.
Меня активно домогались, критиковали за мою ориентацию (девушка, которая помогла мне устроиться, проговорилась о моей бисексуальности до того, как уволилась) и девственность, а также интересовались, не отращиваю ли я волосы потому, что хочу стать девушкой (всё так, но им бы я этого точно на сказал). Расскажи я обо всём менеджеру — человеку, который однажды угостил курицей всех, кроме меня — он бы точно меня уволил. Я боялся выходных как огня и отказывался брать больничный из страха потерять работу.
Это было ужасно. Из-за невроза я не справлялся со своими обязанностями, и через пару месяцев медленной работы, ошибок и некомпетентности от моих трёх-четырёх дней в неделю остались лишь десять часов. Такой перемены я не выдержал, и после жаркого спора с начальством я уволился. Меня уже давно не покидало ощущение, что именно к этому всё и шло. Время, которое я провёл с этими людьми, ухудшило мой невроз. Мне часто снились кошмары, в которых я делаю сэндвичи, а окружающие делают вид, что меня не существует.
В таких условиях я проработал примерно восемь месяцев.

Третья работа
Третья попытка заработать стала лучшей в моей жизни. Я трудился на дому, решал проблемы с чужими компьютерами через интернет. Чаще всего клиенты жаловались на низкую производительность из-за накопившегося мусора, шпионских программ и лишних панелей инструментов. Жёсткого расписания у меня не было, но я мог уложиться в определённые сроки за дополнительную плату. Иногда SUPERAntiSpyware и CCleaner не справлялись, и мне приходилось гуглить решение проблемы или разбираться с ней самостоятельно. Как на неё ни посмотри, отличная работа: 25 долларов за сканирование компьютера, удаление ненужных программ или установку необходимых звучит неплохо.
Вот только получалось у меня не очень. Да, работа была отличная, однако перед каждым заданием мне приходилось час себя успокаивать. Я многого боялся. Что если я на время отлучусь в ванную или туалет, кто-то позвонит мне, я не отвечу, и меня накажут? Что если я напортачу, и мне придётся платить за восстановление чужого компьютера? Что если я случайно открою чью-то порнографию?
(С последним у меня серьёзные проблемы. Да, у меня самого есть «странные увлечения», которые в большинстве своём текстовые, но это не важно. Паранойя и рациональное мышление, как мы все знаем, не сочетаются, и мне совсем не хочется узнавать о чужих извращённых вкусах. Даже любимые Тедом Крузом видео-подглядывания за мачехой доводят меня до паники, а о детской порнографии, снафф-фильмах или каком-нибудь плагиате на «Пятьдесят оттенков серого» я молчу).
Мне нравилась эта работа. Человек, рассказавший мне о ней, так хорошо справлялся, что иногда получал целых 300 долларов в час. К сожалению, из-за моих страхов меня хватило лишь на несколько часов в месяц. А однажды возможности этим заниматься не стало. Срок действия контракта с Geek Squad — единственным, насколько я помню, клиентом нашей компании — закончился, и там решили разбираться с техническими проблемами без чужой помощи. Вот так, без какого-либо намёка, «уволили» не только меня, но и всю нашу группу фрилансеров.

Что же получается?
Такова суть работы, и впечатления, которые сложились у моих друзей из-за неё, не сильно отличаются от моих собственных. Не все из них страдают от невроза, а те, у кого он есть, справляются за счёт силы воли или принятия лекарств. И каждый из них вынужден подавлять свои приступы паники достаточно долго, чтобы его приняли в «Тим Хортонс», на заправочную станцию или в ресторан «Сабвэй». А некоторым только и остаётся, что всю жизнь сидеть в офисе и набирать цифры.
Словом, работа вредит человеку, мешает ему раскрыться и — а это самое главное — отдаляет людей друг от друга.
Естественно, всё, что я сейчас описал, — впечатления. Но что конкретно считается работой?

Часть вторая: Что такое работа

Словом «работа» называют множество разных вещей, что часто приводит к недопониманиям во время дискуссий о её вреде. Я думал, что в твиттере перестанут поднимать данную тему к тому времени, как я опубликую своё эссе, однако споры продолжаются до сих пор. Я часто замечаю критику в адрес Боба Блэка. Люди заявляют, что его интерпретация понятия слишком вольная, однако в своём эссе «Упразднение работы» (The Abolition of Work) он доказывает обратное.
Здесь я вкладываю в слово «работа» тот же смысл, что и Боб. Работать означает трудиться по принуждению, когда обстоятельства не оставляют другого выбора. Это необходимо, чтобы в очередной раз выплатить аренду или не умереть с голоду. А иногда «бездельникам» просто угрожают тюрьмой.
Ни один уважающий себя социалист не должен принуждать людей трудиться. Работа отдаляет людей друг от друга даже за пределами капиталистической системы ценностей. Если у людей нет права решать, сколько им трудиться, это обесчеловечивает их, обедняет их души. Многие хотят быть продуктивными, но «работать» не желает никто.
Если всё так, откуда взялись так называемые «социалисты», для которых психологическое «отупление» от тяжёлой и скучной работы — не проблема? Почему «Партия за социализм и освобождение» и многие теоретики твиттера считают откровенно фашистскую концепцию полной занятости благом и презирают идею «тридцати часов в неделю»?
Никто не сомневается: стабильная работа по тридцать и более часов в неделю — это всё, что нужно для счастья тысяч, если не миллионов людей. На деле это так лишь потому, что нашим миром правит капитализм. Без насильственного труда не обойтись даже в автоматизированном мире, поскольку продавцы продуктов питания, воды и жилья, а также медиамагнаты не желают расставаться с доходами, которые им приносят патенты и авторские права. В социалистическом обществе понятие частной собственности необходимо упразднить.
Без этого властям по-прежнему придётся заставлять людей «работать», тем самым поддерживая репрессивную систему, которую коммунисты надеются искоренить.

Часть третья: Коммунизм модели Рейгана

Многие критические замечания неостахановцев в адрес антирабочего движения, скорее всего, знакомы каждому социалисту. По их словам, если не заставлять людей трудиться, они не будут приносить пользу обществу, а это неизбежно приведёт к его гибели. По их словам, отсутствие работы плодит паразитов, пользующихся социальными услугами и ничего не дающих взамен. Согласно критикам, общество, в котором никого не заставляют трудиться, однажды просто не сможет предоставлять эти самые услуги.
Всё это — не более чем пропаганда, попытка убедить народ, что коммунизм невозможен и что нам необходимы сильное государство и куча людей с пушками. По словам неолибералов, только они приведут нас в будущее, в котором наши потомки, скорее всего, не будут иметь с ними дело. Однако велика вероятность, что им придётся совершить ещё одну революцию, дабы раз и навсегда покончить с идеей государства и вооружёнными отрядами. Последние явно не захотят расставаться ни со своими пушками, ни с властью, которую имеют благодаря им.
Более того, если в нашем обществе насильственный труд так важен, как быть с умственно отсталыми и людьми с физическими отклонениями? Многие коммунисты, высказывающиеся в пользу тридцатичасовой рабочей недели, называют себя противниками эйблизма. Однако даже то, что инвалиды есть и среди них, не мешает им называть таких людей паразитами.
Итак, как же общество, в котором всех заставляют трудиться, относится к инвалидам? Если бы получить статус инвалида было легко, каждый мог бы избавить себя от лишнего труда, что решило бы кучу проблем. Однако в реальности добиться этого сложно. Как же быть? Даже в нашем капиталистическом обществе некоторые так или иначе отлынивают от работы. Возможно ли положить этому конец? Будем ли мы проверять социализм на прочность так же, как либералы намереваются тестировать правительственные социальные программы? Лишусь ли я поддержки со стороны «Коммунистического государства благосостояния» (Communist Welfare), как уже лишился доступу к «Американской программе льготной покупки продуктов», поскольку не отработал свою тридцатичасовую неделю?
Инвалиды часто критикуют действующие способы проверки людей на нуждаемость. Кроме того, их возмущает тот факт, что активно выполняющих свои обязанности и приносящих пользу обществу лишают бонусов. Эксперименты с цифрами тут не помогут — надо менять всю систему.
Но даже если инвалидов перестанут заставлять работать, социальная структура, возникшая благодаря культу насильственного труда, лишь поспособствует процветанию эйблизма. Мы не решим эту проблему, если продолжим судить людей по их производительности. Те, кого заставляют трудиться, будут и дальше смотреть на «лентяев», больных и инвалидов свысока. Если работу считают добродетелью, то её отсутствие рассматривают как зло. Совсем по-другому обстоят дела в обществе, где люди трудятся добровольно, а инвалиды не считаются паразитами, пожинающими плоды чужих усилий.
Страх перед департаментами социального обеспечения — признак глубоко капиталистического склада ума. С таким взглядом на вещи невозможно изменить отношение народа к средствам производства и тем самым помочь становлению коммунизма. Сменить лидеров мало — необходимо переделать весь мир.
Стоит заметить, что похожие жалобы высказываются и в адрес тех, кто выполняет другую «непродуктивную» работу. Сегодня общество ценит лишь тех, кто приносит ему хоть какую-то пользу — человеку вполне достаточно много зарабатывать (как показывает опыт, люди, которые только этим и занимаются, считаются самыми важными). В то же время оно резко критикует любой творческий, эфемерный и эмоциональный труд. Я знал людей, утверждающих, что «творцов вполне можно считать рабочими», однако подобное высказывание звучит странно на фоне всеобщего «поклонения» тридцатичасовой неделе и полной занятости. Писатели и художники явно не придерживаются столь строгого расписания.
Да и вообще, какой смысл заставлять все 206 миллионов американцев, достигших трудоспособного возраста, работать?

Часть четвёртая: Сколько можно производить? У нас и так полно добра

1917 год прошёл. Время царской России прошло. Америка не нуждается в быстрой индустриализации, чтобы вступить в новую эру. Нет никакой необходимости заставлять 206 миллионов людей трудиться на благо общества — мы и так слишком много производим.
На каждого бездомного человека в США приходится по шесть пустых домов, а еды здесь столько, что часть её запасов сжигается, а часть оказывается в мусорных баках (некоторые добавляют к ней отбеливатель в надежде отравить всё тех же бездомных). Игрушки и прочие товары, оставшиеся после продаж, измельчают в мусорных контейнерах. Абсолютное большинство фабрик автоматизированы, некоторые полностью. Тот факт, что сотрудникам Amazon приходится из кожи вон лезть, чтобы не потерять работу, обескураживает, когда понимаешь, что большинство заданий там выполняют машины. Роботы быстрыми темпами заменяют людей: скоро 50% всего труда автоматизируют. Прогресс не обойдёт и тех, кто предпочитает заставлять людей работать за зарплату ниже прожиточного минимума.
На деле никому не нужно трудиться. Несмотря на её важность, доля пищевой промышленности в американской экономике составляет всего 11%, и половина этих денег достаётся обслуживающему персоналу и кассирам, а не производителям еды. Учитывая, что фермы занимают менее двух процентов территории страны, мы явно создаём слишком много. Призыв заставить 206 миллионов людей производить необходимые продукты смехотворен, а его сторонники не понимают всех реалий 2018 года.
Даже проблемы инфраструктуры США и других стран не меняют того факта, что общественный строй, где распределение благ регулируется нуждами (а не жадностью), значительно изменил бы жизни людей. Заставлять людей массового производить что-либо или трудиться в поте лица ради этого не нужно. Освобождённый от обязательной сорокачасовой рабочей недели, народ сможет выдвинуть и быстрее осуществить проекты, призванные сплотить не только США, но и весь мир. Миллионы людей уже сейчас готовы посвятить себя организации собственных сообществ — им лишь нужны ресурсы и время, которое пока что уходит на зарабатывание денег и восстановление после длительного труда. Даже самые занятые и усталые помогают своим объединениям, как только могут.
Создав огромный излишек продуктов, капиталисты также нанесли, скорее всего, непоправимый ущерб нашей планете. Хотя я верю, что экосистему ещё можно спасти, следы деятельности этих людей никуда не исчезнут, даже если мы снизим уровень озона в воздухе и не дадим ледниковым шапкам растаять. Нам нужно не увеличивать масштабы производства, а направлять его в нужное русло и помогать в восстановлении мест, пострадавших сильнее всего.
Чтобы поднять уровень жизни населения южного полушария, заставлять всё трудоспособное население страны трудиться по тридцать часов в неделю не потребуется. Более того, подобная «продуктивность» сделает ситуацию в этом месте только хуже, а оно и так серьёзно пострадало от глобального потепления.
Полная занятость и тридцатичасовая неделя привели бы к быстрой индустриализации южного полушария, будь его население достаточно независимым. Однако те, кто обсуждает планы «Партии за социализм и освобождение» и её обещания пролетариату, о подобном развитии этой местности и не думают. Если Америка, Англия и другие крупные страны устроят у себя социализм, жизнь наладится, и никому не придётся заниматься тем, чем они не хотят. Планета вздохнёт с облегчением. Но этого не случится, пока миром правит капиталистический «закон» вечного производства.

Часть пятая: индустрия бесполезного труда

Один из самых смехотворных и пагубных аспектов движения за насильственный труд — обилие бесполезных профессий и должностей. Офицеры, следящие за выполнением работы и запугивающие «лентяев» своей силой и лишением свободы. Тюремные надзиратели, не позволяющие нарушителям просто так вернуться на волю. Бюрократы, решающие, кто своё отработал и кого считать инвалидом. Менеджеры, следящие за рабочими и наказывающими тех, кто отлынивает от обязанностей.
Все эти профессии утратят свою важность в социалистическом обществе. Даже сейчас они существуют лишь для того, чтобы репрессировать реальных рабочих и поддерживать классовую систему, от которой мы обязаны избавиться.
Представители всех этих профессий не дают людям нормально спать, заставляя их стучать по металлическим балкам.
Таким образом, критики антирабочего движения, как правило, высказывают одно (или оба) из следующих утверждений:

  • Нам надо выполнять определённую работу ради неопределённой цели;
  • Без насильственного труда возникнут паразиты, которые в итоге разрушат общество.
И то, и другое — ложь, а те, кто с этим соглашается, не понимают, как устроен наш мир, каков наш потенциал и сколько на самом деле нужно трудиться. Люди, не давайте сторонникам этой идеи себя провести. Не слушайте тех, кто говорит, что в социалистическом обществе нас ждут те же проблемы, что и в сегодняшнем. Сделать мир лучше возможно, и он изменится не только внешне, но и изнутри.

вторник, 26 июня 2018 г.

Рекламное агентство: в чём причина кассового провала «Чудо-женщины» вне США

В Америке супергеройская лента о принцессе амазонок Диане добилась огромного успеха, однако в других странах она собрала значительно меньше. 21 сентября 2017 года автор Forbes Роб Каин (Rob Cain) предположил, почему так получилось, и написал об этом статью. Я прочёл её и решил перевести.
Кассовый провал «Чудо-женщины» за пределами США
Warner Bros и DC Films есть чем гордиться: их «Чудо-женщина» обошла остальные фильмы 2017 года по летним кассовым сборам в США. Она принесла обеим студиям 411,5 миллионов долларов, что примерно на 25% больше результата её конкурента — сольной супергеройской ленты «Человек-паук: Возвращение домой». Фильм не только пополнил бюджет мрачной по атмосфере и критически провальной «Расширенной вселенной DC», но и стал одной из самых успешных картин с женщинами на первых ролях и в режиссёрском кресле.
Но в одном «Чудо-женщина» осталась далеко позади нового «Человека-паука» и других крупных супергеройских фильмов, вышедших за последние десять лет. Мировые сборы ленты составили 819 миллионов долларов, и только 49,7% этой суммы принесли иностранные (по отношению к США) кинотеатры. Поскольку две трети прибыли с показов супергеройских фильмов, как правило, приходит из-за границы, ясно, что у «Чудо-женщины» были какие-то проблемы.
С 2008 года — года возникновения «Кинематографической вселенной Marvel», — только один супергеройский фильм не смог собрать за границей столько же, сколько на родине. 45,6% сборов «Железного человека» принесли показы за пределами США. Для «Невероятного Халка» данный показатель составил 48,8%. Объясняется это тем, что тогда супергеройские картины вне серий «Супермен», «Бэтмен» и «Человек-паук» не пользовались особой популярностью. Единственным исключением с тех пор стал «Зелёный фонарь» (Warner Bros), вышедший в 2011 году и ставший полным кассовым провалом.
За последние несколько лет Marvel значительно расширила рынок как для малоизвестных, так и для популярных персонажей. К 2012-2013 годам заграничные показы начали приносить студии более 60%, а иногда и более 70% мировых сборов. Рекорд в 71,4% установил вышедший в 2014 году «Новый Человек-паук. Высокое напряжение» (Sony). «Люди Икс: Апокалипсис» (20th Century Fox), показ которого состоялся в 2016 году, повторил этот результат.
Что же помешало «Чудо-женщине» достичь их уровня? Скорее всего, зрители ключевых кинотеатров за пределами США просто не встретили ленту с энтузиазмом американцев. Особенно «прохладно» к фильму отнеслись в Европе: фильм не снискал популярности в Великобритании, Франции, Германии, Италии и России.
Ниже приводятся результаты «Чудо-женщины» и «Человека-паука: Возвращения домой» в девяти странах, где последний обошёл первую.
  • Великобритания: ЧЖ — 3,7%; ЧПВД — 4,6%
  • Италия: ЧЖ — 0,5%; ЧПВД — 1,2%
  • Франция: ЧЖ — 2,0%; ЧПВД — 2,2%
  • Германия: ЧЖ — 1,1%; ЧПВД — 1,3%
  • Россия: ЧЖ — 1,0%; ЧПВД — 1,9%
  • Япония: ЧЖ — 1,3%; ЧПВД — 2,8%
  • Южная Корея: ЧЖ — 1,9%; ЧПВД — 6,0%
  • Мексика: ЧЖ — 2,7%; ЧПВД — 3,1%
  • Китай: ЧЖ — 11,0%; ЧПВД — 12,2%
Однако в паре стран «Чудо-женщина» обошла своего летнего конкурента. Среди них:
  • Австралия: ЧЖ — 3,0%; ЧПВД — 2,3%
  • Тайвань: ЧЖ — 1,3%; ЧПВД — 1,1%
  • Бразилия: ЧЖ — 4,1%; ЧПВД — 3,7%
Причины, почему «Чудо-женщина» провалилась во многих странах и добилась успеха в паре других, приводятся разные. Некоторые утверждают, что главная героиня фильма — не такой уж и известный персонаж, вот её сольная картина и не выстрелила за границей. Но как тогда объяснить высокие показатели «Доктора Стренджа» (65,7%), «Человека-муравья» (65,3%) и «Тора» (60%)?
Другие обвиняют в незначительных сборах шовинизм, ибо принцесса Диана — единственная женщина с сольным супергеройским фильмом. Однако данная теория не объясняет высокую популярность картины в Бразилии, Австралии, Филиппинах, США и Канаде.
Резкие высказывания Галь Гадот против палестинцев отрицательно сказались на сборах в средневосточных странах вроде Ливана, Иордании и Туниса. В то же время в Объединённых Арабских Эмиратах фильм принёс студии целых 4,3 миллиона долларов. Неплохо, учитывая, что «Возвращение домой» там же «заработало» пять миллионов.
Возможно, дело не столько в ленте, сколько в агентстве по её продаже. Ни один из десяти самых кассовых за границей супергеройских фильмов не распространялся Warner Bros. Иностранные показы одиннадцати фильмов Marvel и MCU принесли компании более 63% мировых сборов, в то время как для WB рекордным показателем стали 62% времён «Бэтмена против Супермена». Другие супергеройские картины студии не дотянули и до 60%. Ей необходимо пересмотреть свою маркетинговую стратегию для «Чудо-женщины 2», выпустить которую Warner Bros обещает в 2019 году
.

суббота, 26 мая 2018 г.

Powerman 5000 - Я жажду крови (I Want To Kill You)

Решил сделать эквиритмичный перевод песни от одной из своих любимых групп. Вот, что из этого вышло...

Жить — не значит побеждать
От гнева жертв не убежать
Слышишь их свирепый вой?
Не бойся, друг, я тут с тобой
Но стойте...

Я жажду крови
Я жажду крови
Я жажду крови
Я жажду крови... ровно так же, как и ты
Я жажду крови!
Я жажду крови!
Я жажду крови... ровно так же, как и ты

Крепко горло мне сожми
Я знал, настанет этот миг
Наш мир — жестокий господин
Я рад, что взгляд у нас один
Так слушай...

Я жажду крови
Я жажду крови
Я жажду крови (Я жажду крови...)
Я жажду крови... ровно так же, как и ты

(Гитарное соло)

Жить — не значит побеждать
От гнева жертв не убежать
Слышишь их свирепый вой?
Не бойся, друг, я тут с тобой
Но стойте... стойте...

Я жажду крови
Я жажду крови
Я жажду крови
Я жажду крови... ровно так же, как и ты
Я жажду крови (Я жажду крови...)
Я жажду крови (Я жажду крови...)
Я жажду крови... ровно так же, как и ты
Я жажду крови (Я жажду крови!)
Я жажду крови (Я жажду крови!)
Я жажду крови (Я жажду крови!)
Я жажду крови... ровно так же, как и ты

Жить — не значит побеждать

суббота, 19 мая 2018 г.

Простые радости жизни: разговор с локализаторами «Лу за стеной» в США

11 мая 2018 года портал FANDOM поговорил с актёрами озвучивания Стефани Ше (Stephanie Sheh) и Майклом Синтерниклаасом (Michael Sinterniklaas), участвовавшими в адаптации аниме-фильма «Лу за стеной» в США. Автор этого сайта Карла Кларк (Karla Clark) составила из результатов беседы статью, а я её перевёл.

В чём достоинства «Лу за стеной»

Новый полнометражный аниме-фильм Масааки Юасы («Человек-дьявол: Плакса» и «Ночь коротка, так что гуляй, девочка») «Лу за стеной» (Ёакэ Цугэру Ру: но Ута в оригинале) вышел в США 11 мая 2018 года. Эта история о приключениях русалок, суеверных горожан и подростковой рок-группы подходит для всей семьи. 
Незадолго до выхода фильма в американских кинотеатрах FANDOM поговорил с Ше (голос Юхо Эбины) и Синтерниклаасом (голос Кая Асимото). Эти два профессионала, подарившие нам английскую версию «Твоего имени», рассказали, что им понравилось в «Лу за стеной» и почему всем нам так не хватало этой картины

От «Твоего имени» к «Лу за стеной»

Хотя создатели у этих двух фильмов разные, первый определённо повлиял на второй
Англоязычный поклонник сразу узнает голоса Ше и Синтерниклааса, которые он слышал в необычайно популярном аниме-фильме «Твоё имя». Но, хотя эти актёры и участвовали в обоих проектах, между самими произведениями мало общего. По словам Синтерниклааса, «отношения и роли наших персонажей в этих фильмах сильно отличаются. В „Лу“ мой герой не просыпается в теле героини Ше и не делает странных вещей, о которых будет лгать при их встрече».
Персонажи воспринимаются как живые люди
Несмотря на явные различия, оба фильма выделяются на фоне типичных представителей жанра. Дело в том, что их персонажи ощущаются живыми людьми, а не набором архетипов. Оба актёра — ставшие, кроме того, продюсерами локализации «Лу за стеной», — смогли передать это, опираясь на опыт работы над «Твоим именем».
«Создание атмосферы Итомори (города из «Твоего имени») помогло нам определиться с голосами и интонациями населения Хинаси, — сказал Синтерниклаас. — Наша жизнь, как и жизнь главных героев, полна событий и резких перемен, поэтому дубляж надо было сделать в сжатые сроки. Как мне кажется, опыт „Твоего имени“ положительно сказался на „Лу за стеной“»
.


Кинофестиваль «Сандэнс» и впечатления Юасы

Юаса высоко оценил Кристину Мари Кабанос в роли Лу, особенно отметив её певческий голос
Весь этот тяжкий труд окупился: «Лу за стеной» стал первым аниме-фильмом, который показали на кинофестивале «Сандэнс». Более того, хотя английский дубляж закончили довольно быстро, он превзошёл ожидания Юасы.
«Наша работа действительно понравилась ему, — сказал Синтерниклаас. — Продюсер тоже оценил её. Мне кажется, его переводчик сказал что-то вроде: „Ощущения как от моей собственной работы“. Он также очень удивился, поскольку дубляжи иногда не передают всей сути и нюансов оригинала».
В аниме-сообществе дубляжи критикуют уже давно. К счастью, они становятся всё лучше и лучше благодаря стараниям опытных директоров ADR (наблюдателей за автоматизированной заменой диалогов) вроде Ше и Синтерниклааса.
«В зале всё звучало превосходно, аудиодорожка дополняла общую картину. Моя работа с микшером не прошла даром, — сказал Синтерниклаас. — Качественного звука мало — необходимо, чтобы каждый эффект придавал больше глубины сцене или отдельной её части».
Фильм одобрил не только Юаса, но и посетители «Сандэнса». Скорее всего, дело в том, что авторы дубляжа вложили в него что-то своё.
«Необходимо как сохранить целостность произведения, так и сделать свой вклад при его локализации, — сказала Ше. — Как правило, мы стараемся передать душу оригинала, а не всё целиком».

Сохраняя аутентичность произведения

Работая над английским текстом песни из фильма, Ше прочувствовала то, о чём впоследствии пела
При локализации Ше довелось петь, что доставило ей массу удовольствия, но чем актёры дубляжа почти не занимаются.
«Я, скажем так, не идеальная певица. Я средненькая, и это очень помогло, поскольку моя героиня тоже не блещет мастерством, — сказала Ше. — Но плохим её пение на назовёшь. Оно скорее на любителя. Она как хороший певец под караоке. То же самое можно сказать и обо мне».
«Юхо не победить в „Минуте славы“ в обозримом будущем, — подтвердил Синтерниклаас, — однако она весьма харизматична и энергична, а для фронтмена это иногда гораздо важнее».
Любительский уровень пения прекрасно отражает тот факт, что SEIRÈN — рок-группа главных героев, — состоит из среднеклассников. Кроме того, Ше написала слова для английской версии песни из фильма и исполнила её самостоятельно.
«Перевести текст с японского и адаптировать его было очень трудно, — сказала Ше. — Перевод должен быть эквиритмичным и при этом передающим суть оригинала».

Уход от тропов жанра

Персонажи аниме воспринимаются как живые люди
По словам Синтерниклааса, сцена выше делает фильм более аутентичным и выделяет его среди прочих. Это — один из множества реалистичных и неожиданных моментов картины. Синтерниклааса особенно зацепила другая сцена с Лу.
«Во время одной сцены Лу понимает, что люди вокруг неё не такие, какими она их себе представляла, — объяснил Синтерниклаас. — Ужас на её лице показался мне умилительным, но в то же время новым, совершенно незнакомым. Это трудно объяснить. Как мне кажется, в фильме достаточно подобных мелочей, придающих ему реализма».
Зритель не найдёт в «Лу за стеной» ни одного шаблонного типажа (там нет, например, нервных подростков, у которых при разговоре с девушками из носа течёт кровь).
«Абсолютно все персонажи фильма отличаются друг от друга, обладают особенностями, из-за которых я чувствую, что знаю их лично, — сказал Синтерниклаас. — Они напоминают людей, с которыми я встречался, путешествуя по миру. Это определённые личности, а не набор архетипов».

Фильм полон неожиданностей

Оба актёра уверены: внезапные сцены вроде этой делают «Лу» по-настоящему уникальным произведением.
«Там достаточно вещей, случающихся спонтанно и играющих с моими ожиданиями, — сказал Синтерниклаас. — Они мне нравятся потому, что удивляют. Я в индустрии уже давно, многое видел и понимаю, как авторы заставляют зрителей переживать и радоваться. Тем не менее я поверил во всё, что происходит в „Лу“. Не последнюю роль в этом сыграли подобные неожиданности. Помнится, я испытывал то же самое, когда впервые ходил на „Звёздные войны“».
«Я не сравниваю „Лу“ со „Звёздными войнами“, — пояснил Синтерниклаас. — Я лишь хочу сказать, что вы видите подобное зрелище, всю эту магию, и волей-неволей восклицаете от восторга».
Это делает «Лу» идеальным фильмом для всех возрастов.

Аллергия на русалок

Страдающим от аллергии на русалок не стоит смотреть этот фильм
«Он причудливый и уникальный, и я не назвала бы его детским. Это скорее семейный фильм, — сказала Ше. — Мир, созданный Юасой, полон очарования. Его трудно не полюбить. Он точно придётся по вкусу меломанам, ведь там много прекрасной музыки и песен. И не будем забывать о русалках и собаках! Я уверена, что он понравится как детям, так и взрослым».
Синтерниклаас посчитал нужным объяснить, каким людям не стоит смотреть этот фильм.
«Мне кажется, он подойдёт кому угодно, не считая, конечно, страдающих какой-нибудь странной аллергией на русалок и презирающих музыку. Вам не нравится музыка, и вы боитесь русалок? Тогда да, избегайте „Лу“, — сказал он. — Если вам так сильно не хочется радоваться, тогда этот фильм, скорее всего, не для вас».

Какие уроки можно вынести из «Лу за стеной»

После этого фильма зрителю наверняка захочется завести спасательную собаку
«Первая же встреча с Лу наполнит вас простой чистой радостью, — сказала Ше. — Уверена, зрители будут напевать песни из фильма, даже выйдя из кинотеатра. Надеюсь, он усилит их любовь к жизни. Именно её я почувствовала после просмотра. Особенно меня порадовало то, что в „Лу“ есть собаки. Хотя они и не вносят серьёзного вклада в сюжет, я, как любитель этих животных, очень оценила их роль. Надеюсь, после этого фильма люди, равнодушные к собакам, будут относиться к ним чуть лучше».
Фильм учит не осуждать тех, кто отличается от нас самих
Синтерниклаас надеется, что фильм доставит зрителям массу удовольствия.
«Думаю, он даже у пессимистов вызовет улыбку. Повторюсь, именно способность Юасы обходиться без готовых рецептов и добиваться непредсказуемости делает картину такой особенной. Впечатления, что зрителя пытаются взбодрить насильно, не возникает, — сказал он. — Позитив в этом случае приходит вполне естественно. Да, и ещё, в фильме есть небольшой урок об отношении к осуждению, о предубеждениях. Надеюсь, „Лу“ заставит людей призадуматься над своими взглядами на тех, кто не похож на них».